Яблоко – не солнце

  Бывало с вами такое? Понимаешь, что все хорошо. Благополучно по самое не хочу. И родственники и друзья живы – здоровы. И руки – ноги у тебя есть, и работа, и квартира… Но все это не то. Не твое это место, где ты сейчас находишься, и все тут. Все как-то приторно, гладко. Нет эмоций, нет встряски. Жизнь не твоя. Сидишь в яблоке. Оно сочное. Ты находишься в лунке от семечка (потому что семечко тобой уже съедено), а по голове тебя бумкает яблочный сок – бум! – бум! Сок равномерно скатывается по всем твоим частям тела. Когда он течет по лицу, то на мгновение все перед глазами одновременно вытягивается и мутнеет. Затем сок с ускорением скатывается ниже и течет дальше по своим делам. Надышавшись и надушившись яблочным ароматом, куда бы погрызть дальше? Так и не решивши, похрумкал куда глаза глядят. А в яблоке-то светло. Свет зрелого плода желто – медово – молочный....

 

Бывало с вами такое? Понимаешь, что все хорошо. Благополучно по самое не хочу. И родственники и друзья живы – здоровы. И руки – ноги у тебя есть, и работа, и квартира… Но все это не то. Не твое это место, где ты сейчас находишься, и все тут. Все как-то приторно, гладко. Нет эмоций, нет встряски. Жизнь не твоя.

Сидишь в яблоке. Оно сочное. Ты находишься в лунке от семечка (потому что семечко тобой уже съедено), а по голове тебя бумкает яблочный сок – бум! – бум! Сок равномерно скатывается по всем твоим частям тела. Когда он течет по лицу, то на мгновение все перед глазами одновременно вытягивается и мутнеет. Затем сок с ускорением скатывается ниже и течет дальше по своим делам.

Надышавшись и надушившись яблочным ароматом, куда бы погрызть дальше? Так и не решивши, похрумкал куда глаза глядят. А в яблоке-то светло. Свет зрелого плода желто – медово – молочный. Растопыриваешь пальцы, чтобы не скатиться обратно вниз и долбишь ногой ступеньку. Яблоко жевать уже надоело, поэтому пробивать себе путь приходится ковырянием мякоти. И сгребать ее под ноги как песок, когда строишь высокие замки. Дальше пропихиваешь все ногами, и пюре сползает вниз по стенкам твоего лаза.

Внутреннее свечение яблока отражается в каплях сока, которые выступают в жутком количестве отовсюду. Иногда (из-за неправильного угла поворота головы) блеск бьет в глаза, и приходится часто моргать и жмуриться. Постоянно видишь свое отражение, очумевшие глаза от такого счастья – все вокруг светлое, мягкое, вкусное и даже кажется теплое (холод, во всяком случае, не ощущается). Так и хочется сказать – пушистое. Но не надо лучше, потому что яблоки изнутри не пушистые, а шероховистые. Погладишь стенку, и под рукой приятное ощущение неровностей. А в ямке скоплено немного сока, который чуть-чуть покачивается. Наверное, на улице ветер.

Сверху своды яблочных потолков. В более рыхлых, мягких местах больше скапливается жидкости, и крупная капля, как будто в нерешительности, приспустится, – но высоко, и она возвращается обратно. А потом, то ли ей становится стыдно за свою слабость, то ли сзади подталкивают другие, в общем, капля бухается вниз. Если под ней уже есть лужа, то получается плоское – бац! Если лунка уже глубокая, то глухое – бух! А если еще нет ничего – «суша», то тупое – пэмс! На это «пэмс» поворачиваешь голову и видишь ход уже с неострыми охристыми краями. Сверяешься с картой. На мгновение замирает сердце, оно сбивается с ритмичного перестука – туки-тук, туки-тук. И кажется, что оно уже стучит где-то посерединке горла. Ты даже боишься подумать сначала, что это именно то, что ты ищешь. Как будто черная дыра может исчезнуть. Затем все настойчивей, открытей, а вскоре и с полной ясностью и уверенностью понимаешь, что это Выход. Это единственный лаз, который не обозначен на карте. И где-то в нем далеком застрял тот, к кому ты пришел. Только бы не поздно.

Снаружи дыра кажется черной. А просунешь голову, и будто пахнет теплом на тебя. И стены вроде отличаются, более молодые, упругие, даже напористей. Идут они не волнами или со случайными кривинками, а вертикальные, стройные и заражают своим игрушечно – детским настроением.

Осмотришь в последний раз яблочное царство. Понимаешь, что к аромату уже принюхался, пюре уже наелся, от сока стал липким, и говоришь: «Э, нет, ребята. Пошел я отсюда. Заберите обратно свое сладкое и одинокое». И скрываешься в лазе.

Почти сразу натыкаешься на маленького человечка. Узнаешь – это ты в семь лет. Начинаешь узнавать, вспоминать вот эту еще острую ступеньку. Рисунки, которые делал на стенах, когда уставал идти. Еще одно тело на пути.

Тебе двенадцать. Стало прохладно. Появился запах новый, перемешивающийся с яблочным.

Ты в четырнадцать.

В шестнадцать.

Синее пятнышко. Точнее, ярко-голубое. Хватаешься за края  и подтягиваешься на руках.

Вот оно. Чистое, родное. Свое. Выползаешь. Облокачиваешься на черенок и сидишь, улыбаясь и, мало что соображая в эту минуту, вдыхаешь свежий запах земли, неба. Замечаешь только сейчас, что в яблоке, кроме стука капель и звуков, которые издаешь ты, ничего нет. А здесь живет все, все шумит, щебечет, трепещет, шуршит и даже свистит. Здесь есть движение. И не теплое яблочное свечение, а жаркое солнечное, больно бьющее по глазам. Даже затылок стало припекать.

 Медленно, как будто спрашивая разрешения, карта, подгоняемая легким ветерком, начинает приближаться к тоннелю, из которого ты только что вылез. Подобравшись к краю, и кажется получив твое благословение, она обрушивается вниз, как падающий поезд со множеством вагонов.

А ты продолжаешь качаться на яблоке и жмуриться, жмуриться шарику – солнышку.

Пусть мы все найдем свои места не под солнцем, нет. Свои места, где мы будем испытывать гармонию внутреннюю. И нас будут окружать наши близкие и родные люди. Место, где найдется место и безудержному веселью, и светлой грусти. Где мы можем всласть общаться с любимыми нами людьми. И побыть в полезном, но не частом одиночестве.

Пусть мы все найдем свое место.

 

Оцените статью
Добавить комментарий
  1. La primavera

    Спасибо, Дмитрий. наболело) а у тебя такое бывает состояние?

  2. Either

    Супер!

Adblock
detector