Космический голод

Несколько лет назад я проводил эксперимент с чувством голода. Стояло сразу несколько задач - самая простая - длительность возможного воздержания (это являлось самой примитивной и как позже выяснилось - наиболее легкой задачей). Результат в я книгу Гиннеса заносить не собирался и рекордов не ставил. Это нужно было исключительно для собственных исследований. Все задачи раскрывать не буду - некоторые результаты я до сих пор интерпретирую в жизни, они очень многослойны и потрясающи.  В первый день я старался избегать все, что могло соблазнить - начиная от холодильника и назойливых родственников, готовых впихнуть в тебя что либо любой ценой (им же не станешь объяснять всю сложность эксперимента) до магазинов и рекламных щитов. Для верности - я покинул город и закрылся на даче. Было лето.  День я продержался довольно просто - воду я не запрещал себе пить, но не напивался ею как верблюд, а чтобы просто не чувствовать дискомфорт внутри. Засыпал я хоть и под...

Несколько лет назад я проводил эксперимент с чувством голода. Стояло сразу несколько задач – самая простая – длительность возможного воздержания (это являлось самой примитивной и как позже выяснилось – наиболее легкой задачей). Результат в я книгу Гиннеса заносить не собирался и рекордов не ставил. Это нужно было исключительно для собственных исследований. Все задачи раскрывать не буду – некоторые результаты я до сих пор интерпретирую в жизни, они очень многослойны и потрясающи. 

В первый день я старался избегать все, что могло соблазнить – начиная от холодильника и назойливых родственников, готовых впихнуть в тебя что либо любой ценой (им же не станешь объяснять всю сложность эксперимента) до магазинов и рекламных щитов. Для верности – я покинул город и закрылся на даче. Было лето. 

День я продержался довольно просто – воду я не запрещал себе пить, но не напивался ею как верблюд, а чтобы просто не чувствовать дискомфорт внутри. Засыпал я хоть и под стрекот цикад во дворе, но уже с пошатыванием в ногах (точнее, было больше похоже на легкое опьянение).

Второй день проходил более тяжко. Выпив немного колодезной воды с утра, я пытался сосредоточиться на чтении, но мысли путались, голова словно накачена воздухом и – тут я впервые отметил – появилось острое чувство раздражения и печали Да, это свойственные вещи для голодающих, но мне была интересна динамика развития этих ощущений. 

После обеда я начал ловить себя на мысли, что раздражение утихает, и в поле зрения начали появляться то ли блики, то ли тени. Казалось, я что-то видел краешком глаз – ранее не заметное – а теперь улавливал, но как только поворачивался в их сторону – они ускользали.

Сейчас предвижу кучу ответов от диетологов и психологов – вполне естественно – вторые сутки без пищи – галлюцинации. Тем интереснее, подумал я в тот момент, когда представил себе врачей, грозящих пальцем и даже немного рассмеялся. Вообще, настроение было неплохое, пока не появлялся кто-нибудь из знакомых. Естественно, что они могли в данном случае только все испортить, сами того не зная.

Все контакты я свел до полного нуля посредством простых манипуляций с телефоном. Во вторую ночь я видел во сне птиц, очень красивых, но при этом жгуче красного цвета. Они летали в небе, которое было полностью черным. И проспал я часов 14, что также стало предметом для будущих исследований. Мне стала видна прямая взаимосвязь организма и мозга. С помощью маленьких хитростей, я обманывал то мозг, то организм, и следил за ихними реакциями друг на друга.

Например, я очень ярко представлял, что ем жирный крем с пирога или пью бутылками подсолнечное масло. Мозг в такие моменты начинал работать более интенсивно. Или наоборот – заставлял себя в уме решать умножения крупных чисел. Было занятно наблюдать как бы со стороны, что делает в таких случаях организм. Все это я конспектировал, но позже понял, что записать все просто невозможно. Слишком банально бы это выглядело.

Третий день я провел в лесу. Было не жарко, я взял шерстяной плед, а что бы не упасть где-нибудь под елкой – взял большую флягу с водой. Грызть хотелось даже шишки на деревьях. Расположившись на ближайшей полянке, я стал слушать звуки леса. Тени, кстати, никуда не исчезали, а становились все более интенсивными. Но с ними я уже так “сдружился”, что они мне попросту не мешали.

Через час меня повело в сон. И я позволил себе заснуть – с удовольствием отключившись в прекрасной атмосфере. И вот тут было самое интересное. Сон я видел только урывками – в нем я ходил по лесу, в нем также хотелось поесть шишек, пели те же птицы, то снова все пропадало, но снова гулял по нему. Проснулся я ближе к вечеру. Понять, где был сон, а где я попросту не спал – было очень сложно. Плед был сильно помят – я ворочался много и часто.

А когда вечером я пошел в сторону дома- чувство голода исчезло. Голова прояснилась и я на минуту остановился посреди тропы. Оглянувшись, я понял – мой сомнения насчет голода исчезли. Мы можем обходиться без еды довольно долго, не мучаясь. Также я увидел, что тени – не просто тени, это какие-то люди, ходящие за нами по пятам везде, даже в лесах. Но бояться их не надо. Они просто бродят. Некоторые, кажется, даже и видят никого вокруг себя.

Параллельно я сделал множество полезных выводов для себя, но главное – мы – люди – не хищники по природе. Нам совершенно не обязательно убивать животных и птиц, чтобы жить и чувствовать себя прекрасно на этой земле. Мы избаловали себя и привыкли так считать – все вокруг для нас, а это далеко не так. Мы так воспитываемся, и так воспитываем, не замечая, да просто не желая замечать главного – мы тени. Мы сами чей-то сон, и этот кто-то давно перестал нами интересоваться, ибо мы не хотим его знать и думать о том, почему и что нас окружает, огородив свое сознание догмами и мелким уютом. Вот так мы и бродим… и заметить нас можно только уголком глаз.

Мной были проведены еще несколько опытов с пищей – кусок мяса я носил с собой в пакете еще одни сутки. При представлении о его жарке – внутри поднималась тошнота и что самое главное – большой СТЫД. Я мог уже не есть и больше, но знал – я увидел все, что мне нужно в дальнейшем для руководства. 

В итоге я выдержал почти пять суток- потом мой желудок долго отказывался принимать что-то, кроме воды, но потом все пришло в норму. Сны во время голода были острыми, яркими, запоминающимися, открытыми и сложными одновременно. Я успевал по утрам делать несколько пометок. И теперь я точно знаю – варварами себя сделали мы сами. И правы те, кто считают, что участвуя в общем биологическом процессе, человечество ни чем не отличается от животного мира. А я теперь добавлю от себя – мы еще хуже них. У нас есть выбор, и многие его уже сделали…

Я – тень. Я – сон. Бог – тень. Бог – сон. Мы снимся друг другу в перерывах от трудов, вот только его труды я увидел воочию, а наших так и не заметил… Мы забыли обо всем, так почему кто-то постоянно должен печься о нас…?!

 

РедактировалосьДата:

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector