Талант — награда или печальная участь?

Вчера я рассматривала альбом с картинами русских художников. Истории многих произведений мне известны. И это чаще невеселые истории. И вот я подумала, почему же самое прекрасное и то, чем продолжают восхищаться и через века, почему все

Вчера я рассматривала альбом с картинами русских художников. Истории многих произведений мне известны. И это чаще невеселые истории. И вот я подумала, почему же самое прекрасное и то, чем продолжают восхищаться и через века, почему все это создается через боль, страх, отчаяние? Единицы произведений искусств рождены в приподнятом настроении, в благостном расположении духа. Но в основном душевные метания, рыдания и крики о помощи.

Страх – могучий стимулятор творчества

Подумать только, сколько прекрасных мифов он родил! Сколько великих поэтических образов! Мы не знаем, что там за чертой смерти. Для человек как я, сомневающегося, не имеющего непоколебимой религиозной убежденности, черта самая страшная. От нее никуда не уйти. Ее нельзя отменить. Нельзя о ней забыть. Но, может быть, можно попытаться преодолеть? Как? Энергией творчества. Это мы поместили за эту черту рай и ад, это мы создали великие ритуалы погребения, великие пирамиды, великие поэтические строки, великую живопись. Ад Данте, ад Босхе, страшный суд Микеланджело…

У всех гениев есть общие черты характера

Я беру крайности и таланты я не трогаю. Их развитие, к сожалению, зависит от обстоятельств.

Гении никогда никого не критикуют в том деле, которым занимаются сами, то есть, в котором гениальны. Даже понимая, что перед ними бездарность, они молчат. В то же время, отличительная черта бездарности – поучать, советовать, как лучше сделать то, в чем бездарны сами. Гении обычно молчаливы и рассеяны. При разговоре с ними, вам даже может показаться, что они вас совершенно не слушают, иногда это так и случается. Их порою не трогает то, что их обвиняют в плагиате. Гении знают, что их совесть чиста. И не пытаются доказывать свое авторство. Гении легко расстаются со своими произведениями, так как они уверены, что напишут еще более гениальное.

И часто гении устают от самих себя – от своего дара.

Один поэт, устав от того, что все гениально, решил написать глупое и бездарное стихотворение. Сел, написал, а когда прочитал его, то расплакался как ребенок. Оно было гениальным. И тогда он написал последнюю в своей жизни фразу, короткую, но снова гениальную. В записке было написано: «Простите, не выдержал». И повесился. А знаете почему такая банальная записка оказалась гениальной? Потому как после ее прочтения, все подумали, что гения достала жизнь, нищета, скверные обстоятельства. Но никому и в голову не пришло, что он устал быть гениальным.

Так может лучше быть обычным человеком, без сверхъестественных способностей? Так вроде и поспокойней и безопасней для психики. Или великие вещи стоят того, чтобы положить на них свою жизнь?

Художник – любой! – это человек, увидевший нечто в мире, в человеческой душе, постаравшийся осмыслить увиденное, взваливший на себя тяжкий, достойный всяческого уважения воловий труд – понять человека. Вообще, Художник мне напоминает не птичку небесную, не ведающую, что поет, а вола, тащащего плуг, распахивающего целину.

…А вокруг вьются букашки, жужжат над ухом, норовят подсесть где-нибудь в нежном месте и подпустить жало под кожу…

Человечество не всегда готово принять то, что ему дается свыше

Поэтому пусть наслаждается обычными средними идеями, которые так разумно смогло воплотить в жизнь. Гении не могут воплотить бездарно даже глупую мысль.

Многие рассуждают, что гениально, значит – сложно и непонятно. Но ведь не зря говорят, что все гениальное – просто. Не обязательно, чтобы истинное произведения искусства было шарадой. Человек смотрящий не должен ломать голову, что же такое имел в виду режиссер, писатель, художник. Очень удобно занять позицию непризнанного гения. Мол, человечество до меня не доросло. Вот дорастет, тогда поймет.

Смысл вещи не должен лежать на поверхности, но все-таки глубина ее должна просвечивать. Чтобы понять, глубока ли вода, надо все-таки чувствовать дно. У великих – у Шекспира, у Куросавы – дно всегда чувствуется – нужно только напрячь зрение.

Печальная участь ожидает всякого, кто наделен талантом, но вместо того, чтобы развиваться и совершенствовать свои способности, чрезмерно возносится и предается праздности и самолюбованию. Человек постепенно утрачивает ясность и остроту ума, становится косным, ленивым и обрастает невежеством, разъедающим плоть и душу.

Из чувственного накала сотворены не только великие произведения искусства, но и великие человеческие поступки. Они тоже произведения искусства, из них складываются человеческие биографии.

 

 

Оцените статью
Добавить комментарий
Adblock
detector